Автор: Роман Морнев. Рубрики: Telepresence,Аналитика,Видеоконференции. Опубликовано: Октябрь 31st, 2013

По мотивам моего выступления на «Видео+Конференция 2013″ издание ТелеМультимедиа написало статью«TelePresence в мире и в России: куда концепция будет развиваться дальше?»
Предлагаю ознакомиться, на мой взгляд получилось хорошо.

TelePresence в мире и в России: куда концепция будет развиваться дальше?

Родившаяся из научной фантастики в 80-х годах прошлого века идея общения с удаленным собеседником так, как будто он находится за тем же столом, за какие-то 20 лет превратилась в технологию и основанную на ней бизнес-модель, успешно эксплуатируемую на Западе. Комнаты TelePresence оборудуются не только в крупных корпорациях, но и становится, если можно так выразиться, самостоятельным бизнесом: ряд компаний по всему миру предоставляет переговорные в аренду. Не так давно мы писали о том, что общественные комнаты TelePresence открываются и в России. Можно было бы ожидать, что при стоимости аренды комнаты, незначительно превышающей общие затраты компании на командировки специалиста топ-уровня, идея будет пользоваться спросом. Но в июле 2013 года проект был приостановлен. Свидетельствует ли это о конце идеи TelePresence в мире? Или это лишь особенность российского менталитета? На эти вопросы ответил в рамках доклада на «Видео + Конференции», проходившей 15 октября 2013 года, Роман Морнев, один из авторов проекта Public Telepresence в России, а также технический директор компании BizKomm. Текст статьи подготовлен по материалам его доклада.

Развитие TelePresence в мире

В широком смысле TelePresence представляет собой набор технологий, позволяющий создавать ощущение присутствия удаленного собеседника в том же помещении несмотря на расстояние. В научно-фантастической литературе, где впервые появился этот термин, он описывал обыденный способ связи. Но в мир бизнеса 10 — 15 лет назад TelePresence пришел в качестве сервиса для премиум-аудитории.
Хотя уровень развития технологии уже достаточно давно позволял сделать такую фантастику реальностью, распространению идеи в значительной степени препятствовал вопрос коммерческой рентабельности новинки. Различные производители оборудования пытались вывести концепцию TelePresence на рынок несколько раз. Были потрачены миллионы долларов, прежде чем производители смогли нащупать бизнес-идею, которую можно не только продать более чем 1 — 2 заказчикам, но и развивать дальше. Сформулировали ее специалисты DreamWorks в начале 2000-х годов. Основные свойства предложенной ими системы TelePresence сегодня, пожалуй, можно назвать уже отраслевым «необходимым минимумом» всех подобных решений:

    • Естественный формат общения («глаза в глаза»);
    • Иллюзия присутствия в одной комнате (за одним столом);
    • Возможность подключения нескольких географически-удаленных точек;
    • Простота запуска разговора (отсутствие долгой процедуры настройки перед совещанием: запуск конференции по нажатию одной кнопки).

Реализацией идеи TelePresence в таком варианте занялись крупные производители: Cisco, Tandberg (до покупки компании в 2010 году) и Polycom. Хотя решения строились независимо, уровень технологического развития всей отрасли и выбранная модель продаж определили некоторые общие особенности предложений разных компаний. В отличие от идей писателей-фантастов, эти решения не были ориентированы на массовую публику. Целевой аудиторией стал топ-менеджмент крупных предприятий с географически-распределенными сетями контактов или филиалов. Использовать телеприсутствие предполагалось только на тех задачах, с решением которых обычная видеоконференцсвязь не справлялась, т.е., к примеру, на стратегически-важных переговорах, советах директоров и т.п. Такой сценарий пользования определял формат установки требуемого оборудования: под TelePresence должна была отводиться отдельная переговорная, спроектированная под решение данного поставщика.
Еще одной общей чертой стало то, что все решения предлагались в виде «коробочного» продукта, включавшего в себя не только оборудование и ПО, но и элементы интерьера (стеновые панели, одинаковые для всех комнат столы и кресла). Подобный подход позволял гарантировать определенный уровень качества видео и звука (за счет подбора освещения и расчета искажений аудиосигнала), а также усиливал иллюзию единого пространства «перед» и «за» экраном. Правда, внедрение такого «коробочного» решения требовало серьезных затрат времени и средств, поскольку включало в себя не только саму инсталляцию оборудования, но и подготовку помещения, а также сети передачи данных.
Оборудование, а также характеристики помещения и каналов связи определили высокую стоимость владения решениям: компаниям требовалось не просто приобрести и внедрить дорогостоящий продукт, но и нести регулярные расходы — как минимум, оплачивать аренду канала передачи данных и площадей, искать специалистов, которые могут обслуживать эту систему (а, особенно на начальном этапе, подобных специалистов на рынке труда было не много).
Поскольку, как было отмечено выше, задачи TelePresence не пересекались с задачами видеоконференцсвязи, решения не предполагали возможности интеграции с корпоративными системами ВКС. Также на тот момент не было единых протоколов работы, поэтому не шло разговора о совместимости между собой решений TelePresence разных вендоров. Однако даже в таком виде бизнес заинтересовался новым инструментом. Более того, характер продукта (высокая стоимость внедрения и владения при сравнительно невысокой частоте использования в рамках одной компании) подсказал возможную бизнес-модель заработка на его использовании — сдача комнат TelePresence в аренду.

Первый подобный сервис появился в 2008 году в результате договоренности Cisco и Tata Communications. В 2009 году аналогичный сервис был запущен Polycom совместно с Regus. Правда, двум похожим услугам недолго пришлось делить один рынок: достаточно быстро компании разделили целевую аудиторию. В сегменте дорогих премиум-решений остался только сервис Cisco и Tata Communications. Данный сервис до недавнего времени был представлен и в России (подробнее на его судьбе мы остановимся далее).

Параллельно с развитием публичного сервиса эволюционировала и сама концепция TelePresence. Точнее, за счет выпуска нового аппаратного обеспечения, разработки новых алгоритмов и повышения доступности каналов связи изменялся весь рынок видеосвязи. Изначально максимально дистанцировавшиеся от «обычной» видеосвязи решения TelePresence стали интегрироваться как с корпоративными аппаратными системами, так и с программными клиентами ВКС. Ранее производители декларировали, что TelePresence и ВКС по своим функциям не должны пересекаться: каждый из продуктов должен использоваться для решения своего набора задач. Теперь же решения стали сближаться, а функционал — перемешиваться.

Концепция TelePresence начала «расслаиваться»: помимо оборудования премиум-уровня, появился целый диапазон более доступных решений (как по цене, так и по требованиям к сети передачи данных) для установки в обычных переговорных комнатах и даже на рабочих местах пользователей. Для управления разнородными клиентами была создана TelePresence Infrastructure, включающая в себя сервера управления вызовами, многоточечных конференций, планирования встреч, записи, а также шлюзы в другие сети. Появилась интеграция решений различных поставщиков и ВКС-систем посредством протокола TIP.

Подобные изменения отразились и на имидже TelePresence. Из эксклюзивного, чуть ли не «научно-фантастического» решения даже наиболее развитый вариант, Immersive TelePresence, стал в глазах потребителя превращаться в обычную «качественную видеосвязь» с картинкой формата высокой четкости (1080p) и изображением человека в натуральную величину. Причем, искать конкурентные преимущества в радикальном улучшении качества для поставщика решения было уже бессмысленно. С точки зрения качественных характеристик подобные системы на сегодняшний день уже подошли к некоему рубежу: внедряемые улучшения отражаются уже не на восприятии результата пользователем, а на снижении требований, в частности, к пропускной способности каналов связи. Даже увеличения разрешения в 4 и более раз уже не даст качественного скачка восприятия.
В то же время производители, условно говоря, «обычных» ВКС-решений не стоят на месте. Они непрерывно улучшают качество картинки, все сильнее конкурируя даже с Immersive TelePresence.
Таким образом, привлекательность TelePresence для бизнеса в своем сегменте определенно снизилась. Ведь несмотря на технологические преобразования, продукт (в данном случае речь о наиболее дорогом варианте — Immersive TelePresence) сохранил сложность инсталляции, требования к подготовке помещения и сети передачи данных (за счет новых алгоритмов требования к полосе пропускания канала несколько снизились, но все же остались высокими). Уже в ближайшем будущем TelePresence начнет проигрывать в конкурентной борьбе.
В определенном смысле смену подхода производителей и превращение TelePresence из эксклюзивного решения в потребительское действительно можно трактовать, как увядание концепции в существующем варианте. Но это не означает закрытия всего рыночного направления. Успешное развитие предыдущего поколения систем телеприсутствия показывает, что потребность в премиум-решении на рынке все же есть. Правда, единственный способ для Immersive TelePresence сохранить долю рынка — это реализовать скачок на следующий качественный уровень, предоставляя то, чего не могут дать (и, скорее всего, не смогут в ближайшем будущем) обычные системы ВКС. Один из наиболее очевидных путей — развитие в направлении технологий трехмерного изображения.
Решения, основанные на 3D отображении и голографии, уже начинают разрабатываться, в частности, в недрах компании DVE Telepresence. К сожалению, на данный момент известно лишь то, что в основе своей системы трехмерного отображения инженеры DVE Telepresence использовали принцип голографии. Картинка воспроизводится на прозрачной стеклянной панели с помощью «запатентованной технологии» (как написано на официальном сайте компании). Причем, свое решение они представляют, как инструмент совместной работы, поскольку технологии трехмерного отображения позволяют привлечь в комнату не только людей, но и другие объекты, к примеру, модель разрабатываемого продукта. Стоимость одного комплекта в США превышает 1 млн. долларов.
Над аналогичным решением, похоже, работает и Cisco. Не зря компания некоторое время назад активно демонстрировала на своих мероприятиях возможности голографии (первый презентационный ролик был размещен еще в 2007 году). Но готового продукта у компании нет и по сей день.

Судьба российского публичного TelePresence

Как было отмечено выше, публичные комнаты TelePresence в 2012 году появились и в России. Две переговорные были открыты компанией BizKomm в Москве и Санкт-Петербурге. А с середины 2012 года компания даже начала искать партнеров в Екатеринбурге, правда, запуск так и не состоялся.
До недавнего времени комнаты в Москве и Санкт-Петербурге сдавались в аренду всем желающим связаться с любой другой точкой Cisco TelePresence (входящей в сеть публичных комнат или установленной в офисе компании). Но с июля 2013 года сервис был приостановлен. Как пояснил Роман Морнев, связано это не с технологией, как таковой, а с российским менталитетом и восприятием командировок, особенно зарубежных.
«Разница менталитета была видна уже на этапе предварительного просмотра комнаты. Когда приходит российский заказчик, он задает миллион вопросов о том, как это все работает. Но в последний момент принимает решение все же поехать в командировку, чтобы пообщаться в неформальной обстановке с потенциальными партнерами. Зарубежные компании в первую очередь смотрят на то, удобно ли им добираться до офиса, как все это выглядит, и через 15 минут бронируют время», — рассказал Роман Морнев.
В итоге, когда речь идет о руководителях топ-уровня, решение о командировке чаще принимается не из соображений экономической эффективности деятельности, а на основе личных предпочтений сотрудника. Это повлекло за собой низкую загрузку публичных комнат.
На Западе утилизация подобных комнат в крупных городах достигает 10 часов в сутки. Финансово это оказался очень успешный проект для оператора (Tata Communications), поскольку концепция TelePresence была принята на уровне корпоративных стандартов. После открытия публичных комнат в России в первую очередь ими заинтересовались как раз местные представительства западных компаний. А вот российские компании на уровне стандартных бизнес-процессов нововведение так и не приняли.
Стоит отметить, что при всем при этом корпоративные системы TelePresence (установленные внутри компаний и не предлагаемые в качестве публичного сервиса) в нашей стране действительно используются. Российская статистика продаж систем TelePresence отстает от мировой, но при этом не свидетельствует о том, чтобы этот сегмент не развивался.
Специалисты BizKomm пытались найти подходящую бизнес-модель и для публичного сервиса в России. В частности, в марте этого года Роман Морнев и Руслан Шаипов (один из основателей российского Public TelePresence) в своем интервью для «Клуба IT-профессионалов» рассказывали о планах охватить комнатами Public TelePresence отдаленные регионы нашей страны — Хабаровск, Дальний Восток, Сахалин (направления, по которым, очевидно, рвение поехать в командировку будет существенно ниже). Также рассматривалось сотрудничество с партнерами в странах СНГ. Однако в июле от реализации всех этих планов было решено отказаться.

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Мы в социальных сетях

Читать ProITClub в TwitterЧитать ProITClub в RSSЧитать ProITClub в п&##1086;чтовой подпискеЧитать ProITClub в Живом ЖурналеЧитать ProITClub в LinkedInЧитать ProITClub в LinkedIn
Вы можете оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы добавить сообщение.